/travelogue/
my journey
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

/travelogue/Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | следующуюСледующая »


пятница, 11 сентября 2009 г.
..... Exellentia 12:51:57
Где искать мне путь, ответишь,
Ты, небесная звезда?
Но меня и не заметишь,
Пусть давно ты рождена,
И бессмертна в мгле пустынной,
Там лишь холод и тоска...
Бесконечность ночи длинной
Для тебя как бег песка...
Но никто тебя не слышит,
И напрасно льешь ты свет
По сокрытым тьмою крышам,
Никого здесь больше нет,
Будешь вечно невидимкой
В вечной мудрости своей -
Лишь пустынною песчинкой
В столь недолгий век людей.


Категории: Рифмоплетство, Творческие шалости
четверг, 10 сентября 2009 г.
.... Exellentia 19:35:13
Как же я устала от этих баек-страшилок... сначала они обнаружили на территории университета часовню (хотя на данный момент это обсерватория астрономическая), потом стали болтать, что сам корпус построен на территории старинного кладбища (учитывая, что университет самый старый в городе, и в то время кладбищ в черте города не строили по обычаям). Уже и сама не рада своему больному полету фантазии... слух пошел и вернулся к своему автору в самой неожиданной форме, причем с другого факультета... Всегда удивляло, почему люди так легко принимают на веру такие глупости?
­­


Категории: Dear diary, That is a question
вторник, 8 сентября 2009 г.
..... Exellentia 19:10:16
­­
Без личины не выйдешь дурачиной? Не знаю... давно интересовал вопрос восприятия окружающими людьми тех, кто не пытается "ставить из себя", "казаться кем-то" или "предстать в свете". Собственно, зачем? Слишком часто приходилось видеть примеры неудачных масок, да и собственный опыт в этом отношении сказался на в лучшую сторону. Что для нас образ, и чем ради него мы могли бы пожертвовать? Это новые принципы, правила, которые можно успешно обойти, сорвав однажды с себя овечью шкуру, или строгий устав законов, которые соблюдаешь только ради того, чтобы не упасть в собственных глазах? Я продолжительное время играла в ребенка. Наверное, частично образ был выбран из-за того, что у меня никогда не было нормального детства, и я никогда себя так не ощущала, но мне нравилось наблюдать за теми, кто был детьми, и хотелось быть похожими на этих людей - беззаботность бывает обманчивой, и это отличное прикрытие личным трагедиям. Никто не лезет с ненужным состраданием, да и не узнает никогда, что же творилось на душе на самом деле. Ребенок может позволить себе огорчиться по любому пустяку, затронувшему его, но когда дело касается чего-то серьезного, лучше держать себя в руках, иначе окружающие решат, что ребенок вырос, и предъявят ему "взрослые" требования. Но со временем понимаешь, что маска не заменяет внутреннее наполнение. Когда внешнее и внутреннее входят в противоречие, внутреннее побеждает, а внешнему ничего не остается, кроме как превратиться в старую змеиную кожу. Вот тогда начинаются проблемы...


Категории: Dear diary, Философия в тапочках, That is a question
пятница, 4 сентября 2009 г.
...... Exellentia 18:44:05
­­
Мне слишком тяжело на душе. На данный момент нет желания рассказывать что-либо. Просто для статистики: начались занятия... все не так ужасно, как думалось раньше, хотя группа недружная - похоже, я сама по себе, попала в компанию каких-то чудаков редких... учиться тяжелее, чем я предполагала, несколько языков подряд - язык свернешь пока перестроишься с пары на пару, но придется привыкнуть... тем более, что это важно для будущего, никому еще не мешало владеть шестью иностранными языками. Меня убивает, когда преподаватели начинают говорить, что, мол, мы должны знать все идеально, потому что в будущем мы станем преподавателями. Да, мое произношение французских слов - это нечто страшное. Если, не дай боже, мне придется кому-то преподавать французский, мне искренне жаль того подопытного, который станет моим учеником. Пересматривала недавно диск с записью своего выпускного - даже не верится, что это все я. Тоскливо... иногда хочется вернуться в школу, пережить некоторые ситуации заново. Сейчас я бы вела себя по-другому... очень изменилась с тех пор, как пошла на первый курс. "Победитель международного литературного конкурса" - на тонких шпильках в платье а-ля принцесса с белокурыми кудрями под руку с лучшим баскетболистом-крас­авцем. Где она? Куда девалась? Не знаю... наверное, и не было никогда... остался лишь отголосок. Так... тень. Эхо. Но я даже рада этому... ностальгия - плохой советчик. Принцесса оказалась самозванкой. А потом ее не стало.


Категории: Dear diary
комментировать 22 комментария
Exellentia 16:23:10
Запись только для меня.
четверг, 3 сентября 2009 г.
Exellentia 18:05:45
Запись только для меня.
понедельник, 31 августа 2009 г.
....... Exellentia 20:40:03
..Много усталости. Завтра первый день осени, я увижусь наконец со своей новой группой - и, может быть, со своими бывшими одногруппниками. Хочется выть в голос - так болит голова, ломит кости. Это ад, в который меня забросило по чистой случайности. Что делать, если ты не впишешься в стаю? Что мне делать? Что вообще происходит?..

"Вот здорово! Посмотри на меня. Я в реальном мире обычных людей, живущих своей унылой обыденной жизнью."

"— Извините, я опоздал.
— Что случилось?
— Да ничего, я просто не хотел приходить."

(с)


- Теория большого взрыва -


Категории: Dear diary, Цитаты, Welcome to Иной мир
комментировать 2 комментария
...... Exellentia 12:15:26
...чувствую себя разбитой на мелкие-мелкие запчасти - как игрушечная статуэтка, которую нечаянно смахнули на пол. Стоило бы об этом написать небольшую историю, но нет вдохновения. Как и меня. Отсутствую в этой просторной светлой комнате с широко распахнутыми створками окна. Меня нет в этом свежем, совершенно не летнем ветре, от которого прозрачной волной вздымается в воздух занавеска. Я снова не здесь... я уже в осени. В мире пушистых кошек и желтой листвы. Влюблена. Безотчетно, наивно. Жду ее прихода, сидя на краю подоконника, пытаясь запечатлеть в себе прохладу уходящего лета... Грустно. Похоже, я снова потерялась.

­­


Категории: Dear diary, Welcome to Иной мир
воскресенье, 30 августа 2009 г.
..... Exellentia 17:53:54
Купили бульдога французского. Ехать пришлось в соседний город, потому что в Николаеве найти нормального породистого щенка - крупная проблема, цены высокие, а родословная липовая. Пока не знаем, как назовем - по документам Гран-При, но называть ее так конечно же не станем. Приблизительное имя - Плюшка. Она толстенькая такая, палевая - этот окрас очень ценится в породе. В общем... по ней явно видно, что она плюшки любит. С кошками не подралась, что уже само по себе неплохо. Лезет целоваться, глаза огромные, язычок висит, лапами всех вокруг расталкивает... жизнеспособная прелесть. Я просто очарована, хотя все же кошек люблю как-то больше. Так что в семействе пополнение... Может, позже выложу фотки - сейчас она напугана немного, не хочется лезть с фотоаппаратом. Ну, как я счастлива, думаю, рассказывать не стоит - люблю животных, и ничего с собой поделать не могу. В общем, хороший сегодня день...

Категории: Dear diary, I'm lovin' it
комментировать 12 комментариев
суббота, 29 августа 2009 г.
........... Exellentia 10:04:55
Когда марионетка желает отвязать себя от нитей, управляемых кукловодом, она погибает. Но, даже зная, что с глухим стуком упадут деревянные конечности на помост для того, чтобы больше не подняться, чтобы быть заброшенными в темный чулан, некоторые куклы решаются на это.

­­


Глава 1. Нинель или жертва жертвы.


Нинель была одной из нас. Когда ее продали в балаган, ей было всего 5 лет, совсем еще крошечная – она уже грациозно, словно маленькая белка, выступала на публику с акробатическими номерами. Двигалась она плавно, завораживая зрителей недосказанностью жестов и мимики. Скучала ли она по своей семье? С трудом ей вспоминалась мать, но, в состоянии представить ее лицо, Нинель не испытывала по-прежнему никаких чувств к собственному прошлому. Каждый вечер цыгане расставляли пышный шатер на главной площади, засвечивали множество пестрых фонарей вокруг, разжигали жаркие костры, и за полотняной ширмой, расшитой всеми цветами радуги, девушка сменяла свою повседневную бедную одежду на сценический наряд – длинную юбку до самых пят, короткую блузу с широкими рукавами и глубоким вырезом на груди, оставлявшую обнаженным подтянутый живот и браслеты с бубенцами. Нина всегда предпочитала черный шелк – идеально подчеркивающий ее не цыганскую, нисколько не смуглую кожу цвета сливок. Тяжелые локоны длинных, ниже талии, волос, она подбирала в прическу, какую прежде носили гречанки, скрепляя их сзади гребнем, вырезанным из какой-то крепкой породы дерева. Цыгане выдавали Нинель за азиатку – иностранную артистку, чтобы заработать побольше монет за ее экзотическую внешность, и девушке также приходилось подводить глаза сурьмой, рисуя выразительные темные стрелки. К тому моменту ей уже исполнилось семнадцать, и она слыла редкой красавицей, несмотря на несколько неправильные черты лица, кому-то, возможно, показавшиеся бы при обычных обстоятельствах уродливыми. Когда Нинель выходила на теплый деревянный помост сцены босиком, толпа зевак затихала, все взгляды впивались в нее. Девушка любила их внимание – в ней было больше от произведения искусства, чем от женщины. Ее танец всегда сопровождался громким свистом и аплодисментами. Кажется, в один из таких вечеров ее приметил Стрейтон. Спокойная улыбка, изысканные манеры, странный, пронизывающий до костей взгляд, который словно выпивал всю душу залпом, открывая все то, что было сохранено в тайне. У него всегда было чутье на «своих». Признав в Нине дочь тени, он решил подкараулить ее у выхода из шатра, когда выступление было окончено. Девушка долго выдиралась из его цепких лап, и ее пришлось связать, чтобы доставить в резиденцию. Я помню, как она удивилась, когда увидела меня – наверняка думала, что незнакомец отвезет ее в какую-нибудь глушь и надругается над нею. Я лишь кивнула небрежно в сторону Эшбурна, отдавая ему приказ принести немного вина для своей невольной гостьи.
-Кто Вы? – ее глаза бегали, выдавая ее смятение. Я поджала губы, скрестив руки на груди, и впившись взглядом в Стрейтона.
-Простите, миледи. У меня не было удобного случая, чтобы…
-Ясно, - я невыразительно улыбнулась, в моих пальцах сверкнуло тонкое лезвие.
-Не надо! Нет! – Нина отшатнулась от меня. Я сощурила глаза, проклиная нерасторопность Стрея. Он наверняка успел прочесть мои мысли и самодовольно ухмылялся, не собираясь приходить мне на помощь.
-Стой смирно, если не хочешь, чтобы я случайно ранила тебя. Или ты не хочешь освободиться от веревок? – холодно процедила я. Вняв, в конце концов, голосу разума, девушка прекратила выдираться, будто дикарка, и послушно протянула вперед кисти, стянутые колючей пенькой, чуть морща носик.
-Затекли? – догадалась я, осторожно оттягивая веревки спинкой ножа. Лезвие легко прошло через путы, освобождая покрасневшие запястья, покрытые ссадинами. Как и ожидалось, все мгновенно сошло на нет, и в скором времени не осталось и следа от прежних повреждений. Я усмехнулась:
-Вот и прекрасно. Ты ведь не будешь сбегать от нас со Стрэем?
-Нет, добрая леди, - девушка поспешно покачала головой.
-Добрая? – я приподняла брови так, что дужка очков даже сползла по переносице.
-Добрая леди, как мне называть Вас? – взахлеб задавала вопросы Нина.
-Меня называют Розмари Хоторн. Я занимаюсь поисками того мерзавца, который сделал это с тобой, - кратко объяснила я, - Для близких – просто леди Роуз.
-Что сделал? – Нина удивленно моргнула. Похоже, она до сих пор ни о чем не догадывалась.
-Украл у тебя душу, - ответил вместо меня Стрейтон. Я была благодарна ему за то, что он избавил меня от необходимости объяснять. В конце концов, это входило в его обязанности, - Ты марионетка, Нинель. Пустая кукла.
-Как? – она уставилась на меня своими огромными черными глазищами. Я пожала плечами:
-«Как?» - откуда я знаю?.. – ситуация становилась все более мерзкой, - Я не добрая, запомни это, - бросила я после минутной паузы, припоминая, что последняя жертва была обнаружена всего в нескольких кварталах от балагана. Значит, ловец был где-то рядом – возможно, он вернулся в город, чтобы забрать с собой Нинель. Разве их разберешь, эту нечисть?
-Леди Роуз, вот вино, как Вы и просили, - Эшбурн вернулся с широким серебряным подносом, потемневшим от времени.
-Спасибо, Эш, но это не мне, а ей, - я указала на Нину, обратившуюся в чувство недоверия, - Похоже, мне нужно сегодня отдохнуть пару часов. Позаботься о ее безопасности, Стрей. Нам не нужны сюрпризы. Ты ведь знаешь, на что горазды марионетки? – с этими словами я бесшумно направилась к выходу, притворив за собой дверь гостиной. Там было слишком шумно и светло для меня. Хорошее настроение быстро улетучивалось, а число жертв росло. Все осложнялось тем, что Нина, похоже, понятия не имела о том, что происходило ночью, когда она думала, что спала. Объяснять ей, каким образом она стала причиной слухов об орудующем в городе серийном убийце, хотелось меньше всего. Сев в глубокое плетеное кресло у почти погасшего камина, я обнажила руку по локоть и постаралась не думать о том, как тонкая игла входит в мою вену, распространяя по жилам сыворотку. Ровно три кубика вязкой бессонницы в крови. Я закрыла глаза, погружаясь в собственные воспоминания.

Подробнее…
­­


Глава 2. Маркус.


…Чем дальше мы уходили от берега, тем тише становилась водная гладь. Течение было слишком спокойным, и Марку приходилось использовать весла. Мерный плеск воды и отблески заходящего солнца. Я зажмурила глаза, приподнимая лицо вверх, откидывая назад непослушные пряди пепельно-русого цвета. Закат окрасил их огненными отблесками последнего дня уходящего лета. В скором времени меня должны были отправить в школу-пансионат на последний год обучения, и я знала, что потом вряд ли смогу увидеться с ним… Маркус. На нем была белоснежная шелковая рубашка, ему стало жарко, он расстегнул ее до пояса, и я невольно засматривалась на его подтянутый торс и чуть покрытую незаметными волосками мускулистую грудь. Его крепкие мышцы напрягались, когда он проворачивал весла в уключинах, темные пряди густых волос ниспадали ему на лицо, он ухмылялся мне сквозь них.
-Скоро солнце зайдет, - напомнила ему, наконец, я.
-И что с того? – он бросил якорь на дно, когда наша лодка оказалась под аркой из ветвей деревьев – в этом месте река сужалась, и солнечный свет почти не пробивался сквозь навес из листвы. Я приподнялась на локтях – до этого я лежала на прохладном дне и наслаждалась шепотом волн.
-Марк, я не могу опоздать на ужин. Нужно собраться перед отъездом, - я бросила на него заговорщицкий взгляд, - Ты ведь помнишь? Ты дождешься меня, мне осталось учиться всего один год, - впрочем, я знала, что он не станет меня ждать, да и я не считала эту свою влюбленность чем-то серьезным. Все эти тайные свидания, уединение тет-а-тет – это могло скомпрометировать меня в глазах общества. Вкус опасности придавал нашим отношениям особую интригу для меня, запретный плод всегда сладок. Я бы умерла от скуки, если бы ни Маркус – но он был старше меня на пять лет, и едва ли я устраивала его как возможная пассия. Он был закоренелым холостяком, и искал себе в первую очередь любовницу. Оставаясь с ним наедине, я играла с огнем, но всегда знала меру нашим играм.
-Я не хочу ждать, - он притворно вздохнул, опершись об борта лодки и склонившись ко мне. Он был выше меня как минимум на четверть, и теперь нависал надо мной подобно гигантской тени, какие иногда бывают в причудливом вечернем свете. Я чуть сощурила глаза, чувствуя, что пенсне впивается в мою вспыхнувшую от смущения переносицу, пытаясь придать своему взгляду колкую холодность.
-Здесь важно то, что хочу я, - и я оттолкнула его назад от себя, упираясь ладонями в его теплую грудь. Под моими пальцами его дыхание участилось, он облизал губы, вперив в меня плотоядный взгляд. Я криво улыбнулась, прекрасно зная, какую реакцию в нем вызывают мои прикосновения. Мгновение – и он распластался на дне лодки, закинув руки за голову, позволив мне повалить его на спину. Я запуталась в пышных юбках летнего платья и рухнула прямо на него, наши губы соприкоснулись, он прижал мою голову к своей, руша мне тщательно уложенную горничной прическу. Я ощутила, как его пальцы одну за одной ловко вытаскивают тонкие острые шпильки из моей густой копны волос, в то время как он прикусил мою нижнюю губу, не позволяя мне отстраниться. Вторая его ладонь путешествовала по вырезу моего платья. Я ухмыльнулась, насколько мне позволяли его губы, и выдохнула шепотом:
-Нравится? – когда я наклонялась, декольте опускалось еще ниже, и оттуда словно два наливных персика показывались еще не совсем налившиеся, но уже вполне соблазнительные груди. Он рассмеялся, щекоча дыханием мне шею.
-Что, если я скажу, что не хотел бы отпускать тебя сегодня домой? – его голос перешел в мягкое мурлыкание, к тому времени мои волосы пшенично-светлой волной окутали нас, и он зарылся в них лицом. Уже почти смерклось.
-Тогда я скажу, что ты не джентльмен, Марк, - пробормотала я тихо, намеренно впиваясь острыми кончиками ногтей ему в плечи, заставляя его тихо охнуть от боли.
-Да, я не джентльмен, - он подмигнул мне, - А ты, Роза, не леди, раз предпочитаешь проводить досуг в моей компании, - его ладонь многозначительно поглаживала изгиб моей талии. Он пододвинулся, чтобы я легла подле него на бок. Его темные, почти черные глаза встретились с моими. Он аккуратно снял с меня пенсне, и мир вокруг потерял ясность. Я прижалась лицом к его груди, вслушиваясь жадно в биение его сердца.
-Да, я не леди, - я закрыла глаза. Мною неожиданно овладела сонливость. Я чувствовала, как поспешно расшнуровывают его пальцы мой корсет, как он стягивает с меня платье. Я не могла сопротивляться, тело стало каким-то чужим. То, что произошло дальше, показалось мне каким-то страшным сном - Маркус зачем-то срезал мои роскошные волосы, оставив их длиной лишь до плеч, и одел на меня какую-то простую мужицкую рубашку. Он втирал в мою кожу ореховое масло так, чтобы она казалась грязной. Пока я пребывала в полубессознательном состоянии, он перевернул лодку и пустил по течению вместе с обрывками моего платья. Я знала, что дальше по реке есть опасные пороги. Он инсценировал мою смерть. Я вспомнила, что никто не знал, куда и с кем я отправилась на прогулку. Тем временем Марк усадил меня в экипаж, и мы ехали несколько суток подряд. Я чувствовала странную слабость по всему телу. Язык заплетался, я не могла связать и двух слов. Когда мы приехали, он просто приказал кучеру вышвырнуть меня, ослабевшую и полуобнаженную, из кареты на пыльную дорогу. Это был какой-то незнакомый мне город, причем не самый благополучный его район. Раньше я опасалась больших городов, потому что там молодых девушек могли украсть и отправить в публичный дом, но теперь меня бы и в публичный дом не приняли – такой уродливой я казалась. Несколько ночей мне пришлось ночевать прямо в подворотне, и я бы умерла от голода, наверное. Но, странно, после того, как я просыпалась, я чувствовала насыщение, как если бы я плотно ужинала во сне. На пятый день силы понемногу стали возвращаться ко мне, и я попыталась заговорить с кем-нибудь из прохожих. Должно быть, они принимали меня за безумную, когда я, одетая в ободранную нижнюю рубашку, пыталась представиться как маркиза Хоторн. Затем кто-то сжалился надо мной и отвел меня к себе в дом. Обстановка была убогой – я привыкла к роскоши в доме своих родителей и в пансионе, где я училась, и чувствовала себя безрукой образиной, когда меня просили помыть посуду – тарелки были слишком хрупкими и часто бились, а моя хозяйка, у которой я теперь работала служанкой, часто бранилась на меня. Однако она предоставила мне простую одежду и элементарную возможность привести себя в порядок. Моя кожа порядком посветлела, теперь я носила кепку и прятала волосы под нее, больше походя на нескладного мальчишку-подростка, чем на леди. Свое настоящее имя я не говорила никому, а сама хозяйка представляла меня как Бриан. Но так же могли звать и юношу, потому я не вызывала лишних подозрений. Я опасалась, что Маркус мог меня найти. Мне все чаще начали сниться кошмары с его участием. Я видела словно наяву его темные от ярости глаза, холодные как дно реки, в которой я загубила свою прежнюю жизнь, его едкую ухмылку. Он говорил мне что-то, но я не могла разобрать ни слова. Тогда он переходил на крик, и, когда я и крик не могла разобрать, смеялся мне в лицо. Мне снилась холодная улица Сивэя – города, в котором я оказалась, о названии которого мне никогда не приходилось слышать. Я не знала, Англия ли это, или Америка, или, быть может, какая-то колония. Мои воспоминания о днях, проведенных с Маркусом, были странно размытыми. Я не помнила ничего, что могло бы пролить свет на то, как я очутилась здесь. Последним, что приходило на ум, был экипаж, из которого меня вышвырнули, и летящая по течению перевернутая лодка.

­­

Глава 3. Ловушка.


Кажется, в первую же ночь Нинель попыталась протиснуться через стальные прутья решеток на окнах отведенной ей комнаты, предварительно сломав дверной замок шпилькой для волос, и, потерпев неудачу с окнами, исцарапала старинный деревянный шкаф своими куцыми ногтями, разодрав себе пальцы в мясо. Я застала Эша в дверном проеме, вооруженного полным комплектом инструментов слесаря. Он одарил Нину очередным испепеляющим взглядом и, развернувшись ко мне лицом, пробормотал:
-Пора бы Вам обзавестись комнатой, оббитой войлоком, леди Роуз.
-Это не я… - Нинель тихо всхлипнула. Она сидела в самом темном углу – хрупкая, похожая на сломанную куклу, сбившись в комок ужаса и непонимания. Ее пальцы все еще кровоточили, она закрывала лицо руками, но по тому, как дрожали ее плечи, мне было нетрудно догадаться – она плакала, причем старалась, чтобы никто не увидел ее слез.
-Конечно, не ты, - я покосилась выразительно на Эшбурна, отдавая молчаливый приказ заткнуться. Похоже, он меня прекрасно понял, однако, побоялся оставить меня наедине с Нинелью.
-Все в порядке, - тихо прорычала я себе под нос, - Ты свободен, Эш. Но желательно, чтобы ты принес мне аптечку первой помощи. Я сама разберусь со всем. И разбуди Стрея. Мне нужно с ним поговорить.
-Мистер Стрейтон покинул поместье еще до рассвета, - возразил Эшбурн, понизив голос.
-Вот как, - я задумчиво взглянула на корчащуюся в углу Нинель. Неужели я выглядела так же жалко в дни своего осознанного пребывания куклой? Как ни старалась я прояснить скудные воспоминания, в голове по-прежнему была звенящая пустота. Первые мои дни в Сивэе расплылись по памяти темным пятном – лишь когда я погружалась в искусственный контролируемый сон, отрывки из моей прежней жизни воскресали во мне снова, тут же теряясь где-то за гранью восприятия. И куда мог запропаститься этот чертов Стрей? Я снова обратилась к Нине:
-Ты помнишь, что произошло ночью? – мне следовало бы тщательнее следить за собственным тембром голоса. Девушке показалось, что я ей угрожаю, и, едва успокоившись, она снова расплакалась:
-Вы мне не верите, да? – она вздрогнула, подняв на меня глаза.
-Я задала вопрос, - я знала, какое впечатление производит на людей мой взгляд. Он был тяжелым, глаза цвета серебра смотрели слишком колко и холодно. Нина была напугана, но только так я могла бы добиться от нее искренности.
-Я не помню, - она посмотрела на свои израненные руки, затем на меня.
-Да. Шкаф, - я понимающе кивнула головой.
-Это не я! – Нинель заскулила тихо. Я усмехнулась:
-Я верю.
-Правда?.. – Нина в последний раз всхлипнула, уставившись на меня недоверчиво. Я, должно быть, казалась ей внушающей уважение, несмотря на то, что не удалась ростом, остановившись в своем возрасте за несколько лет до совершеннолетия. В моих глазах можно было прочесть сотни человеческих душ, украденных мною. В них была сама смерть.
-Твое тело заставил это сделать тот, кто украл твою душу, - объяснила я как можно мягче, - Ему нужно, чтобы ты выполняла его задания. Он еще не знает, что ты заперта у меня. Если бы знал… - я умолкла, понимая, что чуть ни сболтнула лишнего. Едва ли девушка согласилась бы стать добровольно приманкой для Маркуса, если бы знала о нем все то, что выяснила о нем я. Я охотилась за ним вот уже несколько веков подряд, и знала, на что он способен, хотя всякий раз он не переставал удивлять меня новыми способностями. Создавалось впечатление, будто он обрастает новыми умениями с каждым новым случаем, которым пытаюсь воспользоваться. Более опасного ловца душ я еще не встречала – конечно, я видела других, и они были даже старше его, но далеко не такими могущественными и изворотливыми. Некоторые вели существование отшельников, другие же предпочитали оставаться в тени человеческого общества и продолжать поощрять человеческие слабости в себе. Но Маркус не был ни тем, ни другим. Он был одиночкой. Никогда ни на кого не полагался – если и заводил себе марионетку, то через некоторое время ее убивал, и тогда находилась другая жертва, чьи руки он использовал в своих целях. Отбирал их он тоже по одному принципу – все они были необыкновенно ловкими, гибкими, физически крепкими. Как правило, в их жилах текла южная кровь – испанок или итальянок, все кареглазые, черноволосые, в основном из тех, что легко приковывают внимание мужчин, и, чаще всего, работают на публику или бывают в местах, где большое скопление народа. Именно потому Стрею не стоило особого труда догадаться о том, что Нинель была новым приобретением Марка – слишком уж «марионеточной» была эта девушка, похожей на своих предшественниц как две капли воды. Кроме того, все марионетки имели одну специфическую особенность – темные круги под глазами – следствие бессонницы, все они пытались сократить время сна, потому что к ним приходили кошмары каждую ночь настолько реальные, насколько они вообще могут быть реальны. Перевязав пальцы Нинели, я отдала несколько распоряжений по поводу ремонта дверного замка и заколачивания окон. Завтракать не хотелось, и я ограничилась несколькими чашками крепкого кофе. Стрейтон заявился в мой личный кабинет ко второй половине дня без предупреждений, по его лицу была видна крайняя степень возбуждения нервной системы.
-Простите, миледи, что мне пришлось оставить Вас одну в такой момент… - он без лишних вступлений сел на длинный кожаный диван для посетителей, и, обнаружив в себе желание закурить, воспользовался коробкой сигар на моем столе. Я не курила, но держала кое-что для гостей.
-Итак? – я терпеливо дождалась, пока Стрейтон прикурил свернутый табачный лист и сделал первую глубокую затяжку.
-Я видел Маркуса, - начал он. Я сцепила руки за головой, ухмыляясь:
-Хаха… я знала, что он здесь! И кто теперь будет мне говорить об абсурдности женской интуиции?
-Да, он здесь, - кивнул как-то уж слишком расторопно Стрей, - Но он не один, - воцарилось молчание, нарушаемое лишь стуком моего собственного сердца. Оно тревожно сжалось и рухнуло куда-то в бездну. Я сузила глаза, наблюдая за тлеющей сигарой Стрейтона. Он все молчал, а я ждала продолжения. Мне казалось, что вот-вот он должен сказать мне, что это вовсе не то, о чем я подумала. Но в кабинете стояла пронзительная тишина.
-Он пришел за мной, - вместо Стрея ответила я на свой собственный вопрос. Он лишь отрывисто кивнул. Дело приобретало неприятный оборот. Я почувствовала, как кровь отхлынула от моего лица.
-Значит… - но я не договорила, Стрейтон перебил меня прежде, чем я высказала свою мысль, подтверждая все мои худшие опасения:
-Да, Нинель – это ловушка. Но не для него, теперь нет. Эта мышеловка предназначалась Вам, миледи. Он проверял, есть ли Вы в городе, и выяснял, живете ли Вы там, где он предполагает.
-А его… спутник? – я не решилась подобрать более точное слово.
-Один из отшельников. Возможно, он знает нечто такое, что необходимо Маркусу, - предположил Стрей.
-Нас двое, и их двое, - напомнила я, не то успокаивая себя, не то мысленно подводя некую понятную одной мне статистику.
-Да, миледи, - Стрейтон смолк, а затем продолжил уже менее уверенно, - Отшельнику, наверное, несколько тысяч лет, да и сам Маркус… тот еще тип. Я молча уронила голову на руки:
-Нет, Стрей. Их трое. Трое…
-А кто?.. – он расширил глаза от ужаса.
-Нинель. Забыл? Она его марионетка на данный момент, - я приподняла брови, - Или ты не берешь марионетки не в счет?
-Нет, миледи, - он пожал плечами, - Она конечно опасный противник, когда находится в его власти. Газетные заголовки вот уже неделю пестрят заявлениями о жестоких убийствах.
-Вот именно, - я сняла очки, и, закрыв глаза, откинулась на спинку кресла, - Чертов ловец… - мне до сих пор не давал покоя вопрос, почему он всем своим куклам оставлял их роскошные длинные волосы, а меня обстриг. Впрочем, за столько времени я могла бы при желании отрастить себе гриву хоть до самых пят – просто не было желания, да и чувство практичности не позволяло мне отпускать кудри ниже талии.
-Что нам делать, леди Роуз? – Стрейтон ждал от меня разумных распоряжений, - Мы могли бы отправиться в Тунис, у Вас там, кажется, есть домик, и переждать…
-Что? – процедила я сквозь зубы, - Мы охотимся, а не за нами, Стрей. Если мне суждено, наконец, сдохнуть, я это сделаю – но заберу с собой на тот свет Маркуса, и он будет жариться в аду вместе со мной. Он должен получить по заслугам. А если ты не готов принести такие жертвы ради общего дела – валяй. Я и одна справлюсь, - и я уставилась перед собой. Столько времени я искала встреч с Маркусом, чтобы поквитаться с ним, и, вот, наконец, он сам этого захотел. Я не могла не понимать, что, если он решился в открытую встретиться со мной, то преимущество, несомненно, будет на его стороне, но мне было уже все равно. Слишком длительное ожидание лишало меня всякого терпения, я жаждала любой развязки.

­­

Глава 4. Фалькон.


…Вскоре в нашем доме объявилась полиция. Я как раз ходила на рыночную площадь за покупками, вторжение властей застало мою хозяйку за приготовлением обеда. Когда я вернулась, все было перевернуто вверх дном – обыск не обнаружил никаких улик, и было вообще неясно, что привело стражей порядка под нашу. Марго, а так звали ту женщину, у которой я работала, сидела в кресле, закрыв лицо руками. По обе стороны от нее стояли два офицера. Я вошла в гостиную с корзинкой покупок, и отчего-то ощутила, как мой лоб покрывается испариной, несмотря на то, что в доме было прохладно.
-Это Бриан? – спросил один из полицейских, указывая на меня. Марго беззвучно кивнула. Я поставила корзинку на пол, и, взяв себя мгновенно в руки, изобразила недоуменную улыбку.
-Добрый день, господа. Чем-нибудь могу помочь?
-Мы бы хотели задать Вам несколько вопросов, мистер, о том, что Вы знаете об убийстве, произошедшем вчера напротив Вашего дома.
-Убийстве? – я невозмутимо приподняла брови, поглаживая свой подбородок.
-Да, вчера было найдено тело хозяина таверны. Она находится по другой стороне улицы. Возможно, Вы видели…
-Бриан не посещает таверны, - возразила Марго чопорно, - Она девушка, и ей там не место.
-Мисс? – один из офицеров внимательно взглянул на меня. Я стянула с головы кепку, распуская успевшие отрасти до лопаток светлые кудри.
-Я действительно девушка, и не являюсь завсегдатаем таверны. Простите, - я чуть склонила голову, опуская глаза.
-На вашем пороге было найдено это, - пробормотал сконфуженно другой офицер. Он достал откуда-то сверток и распечатал его – там были окровавленные садовые рукавицы.
-У нас нет сада поблизости, - отозвалась Марго.
-И рукавиц тоже, - кивнула я.
-Значит, вы не знаете, каким образом это и секаторы, судя по всему послужившие орудием убийства, могли быть найдены на пороге вашего дома? – уточнил офицер.
-Увы, ничем не можем помочь, - Марго тихо охнула, стараясь не смотреть на сверкнувшие из-под рукавиц лезвия садовых ножниц.
-Тогда прошу прощения, что потревожил, - откликнулся один из офицеров, - Пожалуй, нам не стоит задерживаться у вас.
-Да, мы пойдем, - подтвердил второй. Вскоре они оставили нас с Марго наедине. Она нехорошо себя чувствовала – в ее возрасте это не было удивительным, ведь ей пришлось пережить такое волнение. Я просидела с ней до вечера, а затем, когда она уснула, надела на себя мужскую одежду, измазала сажей лицо, чтобы остаться неузнанной, и отправилась в таверну. Почему-то это происшествие не давало мне покоя. Я чувствовала, что что-то знаю, но не могла сообразить, что именно, и как это знание можно выманить на поверхность сознания. Что-то странное происходило со мной. Я села в самый темный угол, заказав стакан крепкого скотча, и стала наблюдать за всем, что происходило вокруг. По мере того, как наступало алкогольное опьянение, свет становился приглушенней, музыка играла все тише, люди превращались в живую массу - подвижную, бессмысленную, хаотическую. Наконец кто-то подсел ко мне, желая составить мне компанию.
-Что здесь делаешь, сынок? – я подняла глаза на моего нового собеседника. Мой голос охрип от алкоголя, становясь больше похожим на мальчишечий, я, немного помешкав, ответила:
-Жду.
-По тебе не скажешь, что ты – частый гость в этом заведении… чей ты, юнец? – продолжил незнакомец. Я успела отметить мысленно, что он не пьян, и вряд ли тоже часто бывает в подобных злачных местах. Все в нем от его наряда до манеры держать себя говорило о том, что он принадлежал к сословию буржуа.
-Ничей, - я постаралась быть как можно более лаконичной.
-Странно… ты не похож на представителя рабочего класса… и тебе так мало лет, - похоже, незнакомец тоже мысленно делал выводы обо мне. Наконец он отодвинул от меня мой стакан со скотчем.
-Эй… - я прищурилась.
-Тебе не следовало бы пить, - он усмехнулся.
-Кто Вы такой, чтобы указывать мне, что мне следует делать, а что нет? – мрачно пробормотала я.
-Меня зовут Фалькон, я такой же, как ты, - он проследил за тем, как вытянулось от удивления мое лицо.
-Как я? – повторила я недоуменно.
-Да, - он обвел меня любопытным взглядом, - Ты не похож на парня, слишком женоподобный. Можно допустить, что тот, кто забрал твою душу, не имел другого выбора, - он постучал по столу пальцами, словно раздумывая над чем-то.
-Простите, - я поднялась на ноги, собираясь уходить, опасаясь, что незнакомец последует за мной. Из-за выпитого скотча меня шатало из стороны в сторону, и я то и дело налетала на кого-то, вызывая на свою голову очередную порцию брани. Свежий воздух возымел свое отрезвляющее действие не сразу – я вышла из таверны, и, опершись руками в колени, сев на ступеньки, опустила низко голову, чувствуя, как тошнота волной подкатывает к горлу.
-Роза, - донеслось до меня смутно. Я потерла глаза, пытаясь отогнать странную галлюцинацию.
-Розмари Хоторн, - нараспев раздалось передо мной. Я поднялась на ноги и сделала несколько шагов назад, пятясь обратно.
-Вы… ошиблись… - из моего горла вырвался странный хрип вместо голоса. Я избегала смотреть напрямую на надвигавшуюся на меня огромную человеческую тень. Он нашел меня. Я скрипнула зубами от ярости.
-Маркус, это ты? – раздалось за моей спиной. Я обернулась – пятясь назад, я не заметила, как буквально уперлась спиной в застывшего в дверном проеме незнакомца, который пытался завязать разговор со мной в баре.
-Фалькон, - на полускрытом шляпой лице Марка появилось некое подобие улыбки, - Давно не приходилось тебя видеть… друг, - в последнее слово он вложил достаточно иронии, чтобы придать ему особо пренебрежительное звучание.
-Взаимно, - кивнул Фалькон с неизменной улыбкой, - Этот парнишка – твой, не так ли?
-Роза, - Марк теперь смотрел на меня в упор. Я чувствовала, как он сверлит меня взглядом, но до сих пор не решалась взглянуть ему в лицо. Столько раз он приходил ко мне в кошмарах… по спине пробежала ледяная волна дрожи.
-Итак, Роза, - Фалькон приветливо кивнул мне, - Наконец-то нас представили друг другу, - он подмигнул заговорщицки, расплываясь в улыбках, - Похоже, я мешаю вам двоим, да?
-Да, - прорычал Марк тихо.
-Нет, - я вцепилась в ладонь Фалькона, давая ему понять, что никуда его не отпущу.
-Что же мне делать? – притворно воскликнул он, ухмыляясь, - Наверное, заберу-ка я девушку по имени Роза с собой, раз ей так неприятно твое общество, Маркус, - его взгляд неожиданно приобрел жесткость.
-Она моя собственность, - напомнил Марк, - Ты идешь против правил.
-Ахаха, я всегда иду против правил, какой я глупец! – Фалькон, видимо, был редким любителем театральных представлений – было похоже на то, что он просто издевается над Маркусом, а последний ничего ему за это не может сделать. Словно в доказательство этому Марк лишь сжал кулаки и издал утробное рычание.
-Мы пойдем, Роза, да? – Фалькон улыбнулся, сделав невинные глаза, - Пока-пока, Маркус! – он помахал разъяренному Марку. К этому моменту к таверне подъехал экипаж, запряженный четверкой вороных. Лакей распахнул перед нами с Фальконом дверцы, помогая нам расположиться внутри салона. Там было достаточно темно, и стоял густой приятный аромат табака. Я зажмурилась – это напоминало мне о доме. Сквозь щелку в зашторенном окне я видела, что Марк остался неподвижным, его лицо было обращено ко мне – я вздрогнула, когда уловила его взгляд на себе, и тут же отстранилась от окошка, натянув занавеску. Он словно окаменел, и лишь его глаза горели ненавистью. Казалось, он мог бы прожечь меня насквозь. Экипаж тронулся с места…

­­

Глава 5. Встреча.


…Он не заставил себя ждать. Когда из гостиной раздался пронзительный крик, я уже чувствовала его присутствие так, как только бывшая марионетка может чувствовать своего кукловода.
-Что-то случилось с Ниной, - Стрей поднялся на ноги, - Я пойду, посмотрю…
-Нет, - я закинула ноги на письменный стол и едко ухмыльнулась, - Сейчас они будут здесь, можешь не сомневаться, - и словно в подтверждение моих слов дверь моего кабинета с треском распахнулась. Мне не обязательно было смотреть, кто вошел – я и так знала, что это Марк.
-Леди Розмари Хоторн, - проговорил он медленно. Я внимательно изучала его с ног до головы – все же уже вот столетие как нашим дорогам не случалось пересечься.
-Маркус Стоунвэйл, - я кивнула с улыбкой, скрестив руки на груди, - Не ожидала, признаться, так быстро.
-Мне нет смысла медлить, - он ступил вглубь кабинета, и, развернув гостевое кресло так, чтобы сесть напротив меня, лицом к лицу, тут же занял место. Я отметила, что он нисколько не изменил своим привычкам – все такой же бесшабашный, каким я знала его когда-то, одетый по последней моде, улыбчивый, обаятельный ублюдок.
-Вы пришли одни? – я покосилась на дверной проем.
-Да… - он пожал плечами, - Это так удивляет Вас, Роза? – он снова назвал меня так, как звал меня раньше. Не Роуз, не Розмари… просто Роза. Как цветок, - Быть может, мне хотелось повидать Вас наконец. Мы ведь с Вами почти родные… - я подавилась, вперив в него пристальный взгляд. Что же он задумал?
-Да… можно и так сказать. Родные… - процедила я резко.
-Вы отобрали у меня мою собственность, Роза. Это не по правилам, - он сел на самый край кресла, склоняясь ко мне. Я машинально отпрянула, чтобы не чувствовать его жар. Он был насквозь пропитан человеческими душами – они просто кипели внутри него жизненной силой. Сколько же их пало его жертвами? О скольких случаях я так и не узнала?
-О, да Вы тоже времени даром не теряли… - он неожиданно рассмеялся, - Не менее нескольких сотен, верно? О, Розмари, Вы неподражаемы!
-Аплодисменты? – прошипела я. Это было моим слабым местом – мое насыщение. Когда ты пуста внутри, чужие души сами вытекают из тел своих хозяев, заполняя непроизвольно, иногда даже без твоего ведома. Но это случалось так редко…
-И, все же, - он мгновенно посерьезнел, встретившись со мной глазами, - Нинель – моя кукла. Вы не смели ее отнимать у меня.
-Быть может, она не желает быть марионеткой, - тихо проговорила я в воцарившуюся тишину.
-Может быть… но она ею является, - он ухмыльнулся, - Много раз я закрывал глаза на то, как Вы преследуете меня, отбирая у меня мою добычу. Но больше я не потерплю такого, Роза. Имейте хоть малейшее уважение ко мне, в конце концов Вы… - он многозначительно смолк. Я впилась пальцами в край стола так, что они побелели от напряжения.
-Вам не следовало делать из меня куклу, Маркус, - я нашла в себе силы улыбнуться, - Я все равно нашла способ вырваться из этого ада.
-И вот уже несколько веков подряд Вы не смыкаете глаза по ночам, - он улыбнулся мне в ответ с показным равнодушием, - А Ваша душа все еще у меня, между прочим, Роза.
-Меня это не волнует, - я тихо фыркнула, давая понять, что меня не интересует дальнейшее общение, - Нинель была всего лишь поводом, не так ли? Зачем Вы пришли?
-А хотите ее увидеть? – словно не желая слышать то, что я говорю, продолжил Маркус, - Она соскучилась по Вам, Роза. Такая хрупкая… такая невинная… - он намеренно растягивал слова. Я прищурилась.
-Нет, лучше не стоит, - протянул он язвительно, - Еще испортится… А Вам, значит, она больше не нужна, Розмари?
-Ты… - прорычала я, выхватив шпагу. Только так можно было справиться с ловцом душ – острые металлические предметы вытягивали из него жизненную силу, вбирая в себя, нанося раны астральному телу.
-Потише… - он заговорщицки улыбнулся мне, обнажая свою шпагу и выставляя ее вперед, готовый защитить себя, - Я знал, что ты охотишься на меня, Роза. Ты мечтаешь убить меня… но, я должен тебя разочаровать, умирать я не намерен, - я сделала первый выпад, не дожидаясь, пока он закончит свою напыщенную речь – вполне в его духе пудрить мозги, выводя противника из себя. Он парировал. Казалось, он был ловок, словно кот – я едва могла различать его движения, настолько он был быстр.
-Я держался тебя, Роза, - продолжил он, словно издеваясь надо мной, - Мне нравилось наблюдать за тобой, за ростом твоих сил. Ты становилась опытнее, и тем опаснее мне было позволять тебе ловить меня, но ты… ты словно не замечала, что все происходит всегда под самым твоим носом, - лезвие его шпаги промелькнуло прямо перед моим лицом, едва не задев мне нос, я отпрыгнула назад, лавируя между шкафами в кабинете, - Ты была непоколебима. Я всегда играл с тобой в кошки-мышки. Но… боже… ты даже не догадывалась, что я всегда был так близко. Ты ведь не знала, что я – кукловод Стрейтона? Он и сам не знал… откуда тебе… - он усмехнулся, и я поняла, что оказалась загнанной в угол.
-Зачем? – я удивленно моргнула, невольно остановившись.
-Я и сам не знаю, - он пожал плечами, отступив назад и пряча шпагу в ножны, - Твое желание отомстить мне разжигало мне кровь. Но, похоже, оно исчезло? – его голос прозвучал разочарованно. Я воспользовалась моментом и сделала новый резкий выпад, но каким-то непостижимым образом он успел обнажить свою шпагу снова и, выбив мое оружие из моих рук, приставить ее кончик к моей шее. Я сглотнула, чувствуя, как острие упирается прямо в яремную вену. Он покачал головой:
-Тебя так просто дразнить, Роза. Скажи, что ты сделала бы после того, как, допустим, отомстила мне?
-Вздохнула бы с облегчением, - я покосилась на лезвие, - Ну же, убей меня. Я жду.
-Ты не можешь без трагедий, - он склонил голову набок, затем убрал шпагу насовсем.
-Может быть и так, - я так и осталась стоять между шкафами, растерянная, - Но, после того, что ты сделал со мной…
-Что? – он заулыбался, - Я не обесчестил тебя, не так ли?
-Ты украл у меня душу. Верни мне ее, и я все забуду.
-Не-а, - Марк рассмеялся моему мрачному выражению лица, - Зачем она тебе, Роза? У тебя не осталось в живых ни близких, ни семьи. Я подарил тебе долгую, насыщенную приключениями жизнь. Об этом не могла и помыслить тогда та избалованная пустоголовая девица, которую я катал в лодке. Но… - он сделал лирическую паузу, изучая меня, - Я могу подарить тебе свою.
-Что? – я поперхнулась.
-Да… я подарю тебе свою душу, Розмари. Но при одном условии… - он замешкался, будто раздумывая, доверять ли мне свою тайну, или нет.
-Что еще за условие? – пробормотала я. Дело приобретало странный оборот.
-Мне нужна твоя помощь, - он просиял.

­­

Глава 6. Сон.


Фалькон был, как в последствии выяснилось, одним из принцев королевской крови. В нем было много от человеческой монаршей пышности, и, вместе с тем, власть – его наследие – была безграничной. Почти безграничной – как выяснилось после. Он оказался не в силах вернуть мне мою душу, заполученную Марком, однако научил нескольким способам сохранять собственную волю. Один из них – некий наркотический препарат, дававший эффект осознанных сновидений без сна как такового. Сегодня была первая ночь за несколько сотен лет, которую я собиралась провести во сне. Я все еще не доверяла Маркусу – а что еще мне оставалось делать, если он неожиданно заявился в мой дом с предложением пойти на мировую? За один спокойный сон я готова была отдать свою жизнь, рискнуть всем, что у меня было – надеясь, что Марк не воспользуется моей слабостью. Весьма сомнительным представлялась необходимость в моей помощи, так же как и порядочность человека, на совести которого лежало столько душ. Мог ли он не сдержать своего слова? После краткого разговора в моем личном кабинете, завершившегося фактически ничем, я почти не видела Маркуса – он, кажется, отлучился на некоторое время по своим делам в город, а потом, вернувшись, затерялся в библиотеке, роясь в моих архивах исследований, как мне потом передал Эшбурн. Я беспокойно следила за ходом часовой стрелки, отмечая, как темнеет за окном – ночь опускалась на город стремительно, слишком быстро, покрывая непроглядной тьмой крыши соседних домов и погружая небо в сумрак. Когда напольные часы указали на десять часов вечера, я поднялась из кресла и, непроизвольно покосившись на собственное отражение в зеркале, отметила свой измученный вид. Все это время я создавала видимость деятельности, но мои мысли были заняты моим древним врагом, ожидать от которого можно было всего, что угодно.
-Эш! – позвала я слугу. Вскоре он осторожно постучал в дверь, и, услышав от меня приглашение, тут же тихо притворил за собой дверь, оказавшись передо мной.
-Да, леди Роуз?
-Маркус все еще в библиотеке? – неожиданно для самой себя поинтересовалась я.
-Да, леди, - Эшбурн коротко кивнул в знак подтверждения своих слов.
-Ему уже отвели комнату? – продолжила я деловито.
-Да, - Эш уставился на меня, видимо, не понимая, откуда столько заботы.
-Спасибо, Эш, - я улыбнулась, переводя разговор в другое русло, - Как там Нина?
-Маркус вернул ей душу, - немного помолчав, ответил слуга. Я сглотнула – значит, Марк с самого начала использовал эту ни в чем не повинную девушку как приманку, мои худшие опасения оправдались.
-И ее отпустили? – продолжила я.
-Да, леди Роуз, - Эшбурн поднял на меня тревожный взгляд, - Что-то не так, леди? – наверное, он заметил, как у меня сжались кулаки он негодования.
-Нет, благодарю, Эш, - я сдержанно кивнула, - На сегодня ты свободен, - я молча наблюдала, как он покидает мой кабинет, а затем прямиком отправилась в свою комнату для того, чтобы сменить платье. Почему-то это показалось мне особенно важным – не хотелось оказаться перед Марком в мятой рубашке, ведь мало ли что он может подумать. Грубо пригладив волосы щеткой, я окинула себя задумчивым взглядом. Могла ли я казаться ему привлекательной, или это тоже было частью какого-то его глупого эксперимента? По пути в библиотеку мне пришлось удостовериться, что Стрей и Эшбурн не знают о моем решении говорить с Марком с глазу на глаз. Приоткрыв наполовину дверь, я окинула стеллажи книг испытывающим взглядом, пытаясь понять, что же так заинтересовало Маркуса – его нигде не было видно, и это казалось странным. Я бесшумно вошла в комнату, ища следы чьего-либо постороннего пребывания в моем «святилище знаний» - но застала Марка вовсе не за чтением. Он распластался на диване, вытянув ноги и подложив под голову стопку книг – его веки были плотно закрыты, из чего я сделала вывод, что он погружен в глубокий сон. Подобравшись к нему ближе, я невольно улыбнулась его безалаберности – уснуть в доме недоброжелателя, который столько лет мечтал расквитаться с тобой! Я тихо позвала его:
-Марк? – он приоткрыл один глаз, по его губам пробежала легкая улыбка.
-Роза, ну наконец-то… я уже устал тебя ждать, - он вздохнул, тут же выпрямившись и поднимаясь на ноги, слегка склонив голову в знак вежливого приветствия.
-У меня было много дел сегодня, - пробормотала я тихо, ловя себя на том, что оправдываюсь перед ним.
-Да, - он кивнул, и сел напротив меня, когда я заняла место в уютном мягком кресле, - Я знаю, почему ты пришла ко мне.
-Вот как, - я улыбнулась собственным мыслям.
-Да, ты хочешь спросить меня, можешь ли ты мне доверять, - он заложил руки за голову, тут же забыв о хороших манерах, которые он так старался показать мне, когда я застала его во сне, - Мой ответ – «нет».
-Почему? – я удивленно приподняла брови.
-Потому что это я, Роза. Я не могу ручаться за себя.
-То есть? – я сощурила глаза, пытаясь понять то, что он пытался донести до меня.
-Я не уверен в себе. Но ты можешь сегодня спать спокойно – я не трону тебя, - он неожиданно рассмеялся, - Да, я опасен. Но не этой ночью.
-Чего?! – я резко поднялась с кресла, чувствуя, как кровь прилила к моему лицу, едва сдерживая ярость.
-Спи спокойно, Роза, - и он, посмеиваясь, направился к выходу, - Сладких снов, леди, - я так и осталась стоять посреди библиотеки в одиночестве, кипя от негодования. Каково это – уснуть? Я уже и не помнила. Направляясь в свою спальню, поймала себя на том, что от усталости едва ни валюсь с ног, глаза сами собой закрывались на ходу, то и дело я подавляла зевок. Закрыв за собой дверь на ключ, я откинулась в глубоком кресле – в кровати все это время не было необходимости, и в итоге я попросту убрала ее за ненадобностью. Мир сновидений манил меня и одновременно устрашал своей неизвестностью. Рука сама собой потянулась к подготовленному шприцу с сывороткой, но замерла. Я пребывала в раздумии. Комнату наполняли причудливые тени, скользившие от окна до пола, по стенам, потолку. Свет отражался от поверхности штор и рассеивался, практически не проникая в спальню. Здесь в любое время суток царил полумрак. Я закрыла глаза, вытянувшись как можно свободнее, предоставляя своему телу давно забытое расслабление и заслуженный отдых. Меня окатило волной неги – приятной, не лишенной странной истомы до головокружения. Я ощутила, как замедлился мой пульс, тише стали вздыматься мои легкие. Перед глазами простиралась пустота забвения, и я падала в ее бездонный омут, оставляя страх где-то там, на кончике серебрящейся иголки, которой этой ночью не суждено было быть использованной. Ко мне приходили странные видения, напоминавшие какой-то сюрреалистический, чудаковатый театр. Маркус тихо позвал меня:
-Роза! Что ты тут делаешь? – он был удивлен, судя по его выражению лица. Я закружилась в вихре лунного света по пустующей сцене, сворачивавшейся под моими ногами змеиным телом. Затем я оказалась в его объятиях.
-Ты не должна была приходить.. – пробормотал он тихо мне в волосы.
-Я знаю.. – я неожиданно почувствовала, как меня поглощает темнота. Меня сковал ужас. Отчаянно хватая ртом воздух, я вцепилась в Марка мертвой хваткой, утягивая его за собой. Он пытался освободиться от моих цепких рук, но я впилась в его волосы, и, казалось, вырвала бы их с кожей. Темнота подступала и изнутри – к горлу, черным мазутом.
-Очнись, Роза! Очнись! – я открыла глаза. Прямо передо мной оказалось лицо Маркуса – в лунном свете оно казалось слишком бледным, его глаза пытливо изучали меня. Какое-то время я не могла понять, где я нахожусь, и что я делаю рядом с этим человеком, осознавая лишь кто передо мной. Первой мыслью было бежать. Но мои пальцы сжимались на его горле, и, кажется, я разорвала его рубашку. Я поняла, что нахожусь в его комнате.
-Что ты сделал со мной? – я сузила глаза, не торопясь отпускать его шею.
-Я – ничего. Ты пыталась убить меня во сне, - он смерил меня раздраженным взглядом.
-Нет, я не хотела… - я сглотнула, понимая, что на самом деле лгу. Разумеется, мое подсознание наверняка все еще хотело смерти Марка. Но во сне все было по-другому…
-Ты лунатик, - констатировал Маркус резко. Я вздрогнула, распахнув глаза.
-С чего ты взял?
-Ты ходишь во сне, - он усмехнулся, откинувшись на постели – разумеется, в комнате для гостей была кровать, и он устроился на ночь не в пример удобней меня. Я отпустила наконец его рубашку, и, отсев на самый край, чтобы держаться от него как можно дальше, пробормотала:
-Я не верю тебе, - но в его словах был здравый смысл, иначе зачем бы ему приказывать мне убить самого себя?
-Можешь верить во что угодно, - он пожал плечами, бросая взгляд на циферблат настенных часов, - Скоро уже утро, тебе лучше отправиться в свою спальню, а не то тебя не так поймут, - он ехидно подмигнул. Я фыркнула, чувствуя, что не в состоянии чувствовать себя раздраженной. Сон разбил меня – и не принес облегчения, лишь беспроглядную усталость, которая осела внутри меня плотным слоем темной сажи. Разумеется, Маркус был прав, черт бы его побрал. Я поднялась на ноги и мямля себе под нос нечто вроде извинения за причиненное беспокойство отправилась к себе. Странно, но я помнила, будто закрывала дверь в свою комнату – каким же образом во сне мне удалось ее открыть?
-Леди Роуз… - раздалось тихо за моей спиной. Я почувствовала, как по спине прошел холодок озноба, хотя голос казался знакомым. Стрейтон. Только что заставило его бодрствовать в такой час?





Категории: Творческие шалости, Проза, "Марионетка"
пятница, 28 августа 2009 г.
.... Exellentia 08:46:57
­­


Перекипело. Бывают же люди, которые умеют успокоить... нет, не гладить по головке и говорить бессвязное "все будет хорошо" - так и я умею, только на саму меня этот метод не действует. Те, кто умеют показать ситуацию иначе, перевернуть все с ног на голову, выстроить логическую цепочку от начала до конца так, чтобы от сердца отлегло. Логика - безотказная штука... главное, с ней бесполезно спорить. Похоже, у моего брата талант наводить порядок в моей голове. Один звонок - и все по полочкам... Все, что не давало мне вчера покоя, кажется сейчас каким-то дурным сном, оставшимся в прошлом. Комнату заливает дневной свет, ночным мыслям нет места в моем "сегодня". Кажется, это спокойствие? Я как будто за стеклом... через него не пробьются мои страхи. Теперь все по-другому...

Категории: Dear diary
четверг, 27 августа 2009 г.
...... Exellentia 19:42:19
­­

Тоскливый вечер. Я больше не пытаюсь остановиться.
Просто бреду туда, куда ведут меня мои мысли... где я желанный гость.
Все печальней... Я не знаю, что происходит.
Наверное, это просто вторая сущность вырывается наружу.
Очень больно...


Категории: Dear diary
...i'm an alien Exellentia 12:42:05
...i don't take coffee, i take tea my dear,
i like my toast done on one side...
and you can hear it in my accent when i talk -
i'm an Englishman in New York...
i'm an alien i'm a legal alien...(c)


­­


Меня все же перевели на иностранную словесность. Начинать все заново. Третий курс... все друг друга знают, одна я инопланетянка. Как всегда, хуже не придумаешь... впрочем, я не одна перевелась. Академическая разница сдана еще весной, но кто же знал, что мои документы окажутся не там, где надо? Нужно было знать... теперь не избавиться от ощущения своей инородности. Станет острее... ненавижу налаживать отношения сызнова. Зато там есть Катя, которая давно уже возмущалась, что у нее нет друзей. Воображаю, как дружелюбна их группа... снова буду в оппозиции. Господи, я так и знала... почему мое предчувствие меня еще никогда не обманывало? Нужно было оставаться там, откуда приехала. Купилась на обещание "все будет по-прежнему". Обман... ничего не будет. Все слова - пустота.

­­


Категории: Dear diary
комментировать 4 комментария
...... Exellentia 07:24:07
­­


Еще одна небольшая заметка - упорядочивание мыслей. Последние дни растворяющегося лета. Грусть читается на лицах всех моих знакомых. Сегодня собираемся пойти в универ, узнать, что нас ожидает 1 сентября. На душе стало странно спокойно. Наша маленькая компания почти не претерпела никаких изменений - перемены во мне не в счет. Как это будет? Кое-кто уже вышел замуж, кто-то - будет бегать с задолженностями все начало семестра, а кому-то всего лишь хочется увидеть тех, по ком, неожиданно поняла, что скучаю... отчаянно скучаю. Сплетни, посиделки в кафешке неподалеку до самого вечера, извечные проблемы и поддержка в трудные минуты, когда так необходимо поплакать на чьем-то плече... я жила без этого. Было время, когда у меня не было друзей. Просто так случилось... я как будто не очень страдала, насколько я помню. Сейчас они появились, но я не испытываю облегчения. Все еще чужая, и, пусть об этом никто не знает, останусь таковой... А смысл в чем? Бессмыслица. Просто внутреннее ощущение... "Черт возьми, я не знаю, как выключить эту Альфа - штуку!"(с)


Категории: Dear diary, Welcome to Иной мир
среда, 26 августа 2009 г.
Exellentia 19:38:58
Запись только для меня.
Exellentia 15:25:57
Запись только для меня.
...чужие сны Exellentia 14:00:21
­­


Вы думаете, что видите разные сны? Но, может быть, это просто игра вашего восприятия? Возможно, мы просто отсеиваем ту или иную информацию, запечатлевая ее в воспоминаниях... кто знает. Материя нестабильна, но сложно прислушиваться к тому, что составляет основу сквозь кокон условностей и твердых поверхностей - осязаемых до тех пор, пока в них веришь. Однажды мы вырываемся из этого плена, чтобы затем возродиться в иной форме, но я не желаю возрождения. Все, чего я желала когда-либо - оставить детали. Субъективные ощущения... но мы часть единого? Так упоительно тешить тщеславие мыслью о собственной уникальности. Индивидуальность - просто игрушка. В следующий миг можно стать такой, какой пожелаешь стать. Но тем тяжелее понимать, что ты просто ничто. Nothing. Или no_thing - не вещь, лишена материи.
Еще одна забавная игра слов, похожая на ключ.


Музыка Disturbed - Hauntad
Категории: Философия в тапочках, Welcome to Иной мир
комментировать 3 комментария
вторник, 25 августа 2009 г.
...painful insight Exellentia 17:58:09
­­

...Мне часто бывает холодно. Просто так, даже летом - при сорокаградусной жаре за окном. Все оттого, что так мало человечности в людях. В том, что от них остается. Те, кто все еще способен чувствовать - им просто не хватает ума для того, чтобы разочароваться в жизни. Пока не хватает, и я понимаю, что это временно. Да и говорить с ними все сложнее, хотя мне нужны эти беседы. От них теплеет. А те, кто уже разочарован, так те либо сломлены, либо настолько отстранены от окружающего мира, что ничему уже не суждено проникнуть сквозь их толстые слои масок, бетона, битого стекла и стальной арматуры, покрытых ледяной корой. И, что самое печальное, в них больше нет тепла. Ледяные пальцы. Отчужденные взгляды, в которых будто бы никогда и не было ни тени переживания. Это всегда очень тяжело - смотреть по сторонам и никого не видеть рядом. Я всегда была похожей на тех, кто в бетоне, стали и стекле. Мир искусства и искусственности, фальшивый, полный воображаемых принципов и личных переживаний, сокрытых так глубоко, что никому не суждено их увидеть или прочувствовать, и, тем более понять. Мир из мелочей, которые обретают колоссальное значение, и насмешливого пренебрежения самой основой - непростительное. Старинные зеркала всегда искажают отражение в себе - такова ирония времени. Когда душа слишком долго находится в этом мире, должно быть, со временем ей сложно воспринимать все адекватно... теряется здравый смысл, вместе с ним очень быстро утрачивается все остальное, а взгляд обращается все чаще вглубь. Потому что вокруг нет ничего. Все переходит во внутреннее, как в зеркале.



Категории: Dear diary, Философия в тапочках
воскресенье, 23 августа 2009 г.
........... Exellentia 13:26:30

___________________­____________________­________

Чтобы узнать, посолен ли борщ, достаточно опустить в него два электрода, и пустить по ним ток.
Если появится запах хлора – значит, борщ уже посолен.(с)
___________________­____________________­________


Категории: Dear diary, Welcome to Иной мир, Цитаты
комментировать 16 комментариев
суббота, 22 августа 2009 г.
"Искатели". Глава 1. Exellentia 12:43:26
­­


…- Ты ведь понимаешь, что это глупо? – Николь открыла глаза, подавив в себе желание продолжить изображать крепкий сон. В ней было чересчур много раздражения, чтобы суметь это скрыть. Вместо того, чтобы развернуться спиной к бодрствующей подруге, она ответила:
-Да, я понимаю, Стела. Слишком хорошо понимаю, чтобы позволить себе отказаться от этой затеи, - Ника сонно моргнула, отгоняя остатки недавнего сна. В последнее время в ее сновидениях поселились странные события, о которых девушка предпочла бы не думать вовсе, но внутри нее неосознанно продолжал существовать тайный страх.
-Это рискованно. Кроме того, ты разговариваешь во сне. Ты знала об этом? - Стела смерила подругу хмурым взглядом.
-И что с того? – Николь с деланным равнодушием соскользнула с постели. Блик от луны отражался в оконном стекле, рассеивая свой зеркально-чистый свет по ворсистому покрову ковра, в котором утопали теперь обнаженные ступни Ники.
-Завтра ночью полнолуние, - Стела натянула в свою очередь мягкое одеяло чуть ли ни по самые глаза, демонстрируя высшую степень безразличия.
-Да, я вижу,- Николь стала напротив широкого зеркала, заключенного в кованую раму, отражавшего теперь бледный силуэт девушки, облаченной в скользящую ночную рубашку. Ее лицо было чуть сонным, волосы, доходившие ей почти до талии, ниспадали свободно вьющимися локонами цвета приглушенного пламени по груди и изгибам спины. Девушка бесшумно открыла платяной шкаф, и, достав оттуда мягкую шаль, накинула ее на плечи. В комнате действительно было прохладно для середины осени, все говорило о близящейся зиме. Приоткрытые створки окна пропускали достаточно свежего воздуха, пропитанного насквозь ароматом костров и сквозняков.
-Ты все же собралась? – Стела приподнялась на локте, наблюдая за тем, как Ника шарит в темном коридоре в поисках туфель.
-И да, и нет, - Николь бросила в сторону Стелы растерянный взгляд, - Да, я хочу выйти.
-Далеко?
-Нет. Всего лишь небольшая прогулка.
-Среди ночи? Ты все же стоишь на своем? – Стела внимательно наблюдала за каждым движением подруги, пытаясь предугадать ее намерения.
- Я хотела бы увидеть все собственными глазами. То место… - Ника машинально плотнее укуталась в шаль, - Это не так далеко, как кажется. Всего лишь соседний корпус.
-Ты отправишься туда в ночной рубашке? – Стела фыркнула.
-Все спят. Тебе это известно, - Николь расплылась в улыбке.
-Я не могу быть уверенной до конца, - Стела вздохнула, - Что же, тогда я составлю тебе компанию, но пообещай мне, что это ненадолго.
-Конечно, - Николь открыла окно настежь, пропуская в комнату знобящее дыхание ветра. Со второго этажа общежития можно было рассмотреть вдалеке темные очертания старого корпуса университета, утопающие в сумрачных аллеях парка. Николь ступила на подоконник и в мгновение ока скользнула вниз, на плетение молодых лоз винограда. За нею проследовала и Стела. Ей стоило большого труда справиться с вцепившимися ей в волосы ветвями, не желавшими ее отпускать, в то время как Николь уже спрыгнула на землю, почти бесшумно приземлившись в кипу опавшей листвы.
-Ты долго там? – тихо позвала она подругу, приводя себя в порядок.
-Кажется, я подвернула лодыжку, - пожаловалась Стела.
-Может быть, останешься в комнате?
-Нет, - тут Стела оказалась на земле. На ней были удобные кроссовки и спортивный костюм, немного великоватый ей в размере, в ее светлых волосах все еще красовались несколько обломков веток. Она ступала немного неуклюже, видимо, действительно повредив ногу и испытывая боль, но не подавала виду.
-Сможешь забраться обратно? – обеспокоено осведомилась Николь.
-Без проблем, - Стела вымученно улыбнулась, - Ну, что, мы идем? Ты обещала недолго.
-Да, я помню, - Николь кивнула в сторону старого здания, - Предположительно завтра осенний бал будет проходить там. Должно быть, там уже все подготовлено.
-И, все же, любопытство меня погубит, - Стела улыбнулась, - Веди меня, Сусанин.
-Я бы не была настолько оптимистичной, - пожала Николь плечами, - Я действительно не знаю, как туда попасть. Я никогда там не была, - с этих слов наступило продолжительное молчание, нарушаемое лишь тихими шагами по застывшим в октябрьской пронзительной ночной тишине аллеям. Николь не могла отрицать – что-то звало ее туда, в полуразрушенный корпус. Что-то, чему удалось проникнуть в ее сны, в само ее существо, пленить ее разум собою, вселяя странное предчувствие. Такое ощущение обыкновенно бывает незадолго до бури, когда стоишь на берегу моря и слушаешь бешеный ритм прибоя, словно пульс необузданной стихии, и ветер бьет в лицо, заставляя глаза слезиться, а затем вдруг становится странно тихо, и в этот момент понимаешь, что это всего лишь прелюдия к главному удару. Но что это будет за удар? Ника не знала… вот уже несколько ночей подряд она собиралась отправиться вечером на прогулку, и, словно потерявшись в парке, как следует осмотреть тот зал, где будет проходить Хеллоуин, но Стела все время пресекала все ее попытки оказаться наедине с собственным предчувствием. Но зов не прекращался, превращаясь в навязчивое желание, всецело занявшее разум девушки. Она чувствовала, что присутствие Стелы этой ночью – не то, чего ей на самом деле хотелось, ее университетская подруга и соседка по комнате превратилась в помеху и начинала вызывать раздражение. Николь была готова на что угодно, лишь бы остаться в одиночестве, свободной от ненужного вмешательства постороннего ей человека. Неожиданно она поняла, что до входа в заброшенный корпус осталось всего несколько шагов.
-Здесь ведь точно никого нет? – беззвучно прошептала Стела – похоже, она разделяла беспокойство своей подруги, неожиданно завладевшее той. Николь молча повернула ручку двери главного входа. К удивлению девушки, открывающаяся дверь не выдала ее ни звуком – видимо, кто-то смазал старинные ржавые петли маслом. Внутри было довольно светло – парадный холл был залит лунным светом, до этого времени окна были заколочены досками, но теперь создавали впечатление достаточного простора и давали возможность осмотреться по сторонам. Сам парадный холл был тщательно прибран, и, казалось бы, если бы ни внешняя запущенность здания и провалившаяся в некоторых местах крыша, здесь можно было бы проводить занятия, как когда-то, несколько десятилетий назад.
-Странно, я думала, что Хеллоуин будет проходить здесь, на первом этаже, - пробормотала Стела, заметив, что Николь направилась к лестнице, ведущей на второй этаж, местами прогнившей.
-Я просто хочу осмотреться, - Ника смерила подругу странным взглядом, Стеле показалось, что она уловила во взгляде девушки острую ненависть, кольнувшую ее тут же под ребра. Стела шумно сглотнула:
-Я побуду здесь, если ты не против. Второй этаж… он не внушает доверия.
-Хм? – Николь, казалось, не слышала предостережений подруги. Она ступала на проседающие под каждым ее шагом ступени, поднимаясь все выше, пока вовсе не скрылась за лестничным пролетом. Со второго этажа действительно открывался потрясающий вид – гораздо дальше, чем из окон общежития. Николь никогда не задумывалась, что находится с северной стороны от студенческого городка, смутно представляя небольшую лесопосадку – то, что открылось ее взгляду, было чем угодно, но не видом из окна заброшенного корпуса университета. Огромная роща простиралась далеко за пределы видимости, уходя куда-то за горизонт. И ни души вокруг, ни следа человеческого вмешательства. Отчего-то сердце Ники тревожнее забилось, когда она разглядела небольшой купол крыши ветхой часовни, наполовину скрытой вековыми деревьями.
-Стела? – позвала она подругу, внезапно осознав, что не чувствует ее присутствия. Ей стало не по себе, оттого что она оказалась одна в этом заброшенном месте, все еще хранящем отпечатки воспоминаний из снов девушки. Подхватив слетевшую нечаянно шаль, поднимая с пола клубы пыли, она стрелой сбежала по лестнице вниз:
-Стела! – позвала она. Кажется, ее голосу ответило эхо. Зажав рот ладонью, вспомнив, что ей нельзя здесь находиться, и, если ее обнаружат, ее ожидают крупные неприятности, Николь выбежала поспешно в парк, озираясь по сторонам. Напрасно – Стелы Уэйн не было и следа. Избегая открытых аллей, рискуя быть замеченной, Ника направилась в свою комнату с мыслями, что ее подруга, должно быть, давно уже вернулась. Вскарабкавшись по плетению виноградных лоз, она свесилась через окно, окидывая взглядом пустующие постели. Стелы все еще не было. Она попросту исчезла. Что-то внутри предательски сжалось, когда Николь снова посмотрела в сторону заброшенного здания университета. Луна как раз нырнула под покров тяжелых облаков, не давая возможности рассмотреть очертания островерхих крыш. Возможно, воображение Ники сыграло с нею злую шутку, но девушке показалось, будто она заметила странное движение теней в глубине парка. Возможно, этой ночью они со Стелой действительно были не одни в этом странном месте. Николь разрывалась между желанием сохранить свое небольшое ночное приключение в тайне и отправиться прямиком к интенданту, чтобы сообщить о том, что с ее подругой случилась беда. Неожиданно на нее нашло странное спокойствие. Стела, должно быть, просто заблудилась в парке. В любом случае к утру она должна будет появиться. Что может угрожать ей на территории студенческого городка в корпусе для девушек? Ника сама не заметила, как уснула крепким, беспробудным сном до позднего утра…


Категории: Проза, Творческие шалости, "Искатели"
...карты таро Exellentia 12:39:15
­­

Подробнее…­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

illustrated by Joseph Vargo.
Старшие арканы. Однако, остальные карты тоже довольно интересные.
Выложу позже...


Категории: Кошерно, I'm lovin' it
комментировать 5 комментариев
пятница, 21 августа 2009 г.
...... Exellentia 10:34:27
Думаешь, просто пройдет? И уснуть
Снова под мягкий вальс жженой листвы?
Снова по жилам подвижная ртуть,
Травит сквозь все безмятежные сны,
Только печальнее участи нет,
Чем самосуд - через мысли, и вновь
Тихо в безумии прятать свой след,
Чтоб не застыла подвижная кровь,
Душу свою пробудить от тоски
Сложно ли? Мне лишь молчанье в ответ -
Стиснет давление желчно виски,
Мысли срываются снова на бред.


­­


Категории: Рифмоплетство, Творческие шалости
...готический зодиак Exellentia 10:28:56
Подробнее…­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­


Автор - Unholy Vault.
Просто захотелось выставить, давно не было копи-пасты.


Категории: Кошерно, I'm lovin' it
комментировать 10 комментариев
........ Exellentia 09:59:28
Мне не по себе... но по кому тогда? Если даже мне не по себе, то есть ли смысл продолжать? Хотелось тихо выть в ночное небо, но сейчас почти полдень, и я чувствую себя уверенней. Прячу горящее лицо в ледяных ладонях, по коже бьет озноб. Скоро все станет на место. Несколько десятков километров за город на мотоцикле, на пустынную трассу, туда, куда никто не доберется, где есть только августовски-чистое небо и выжженное солнцем поле? На дикий пляж, чтобы горячий песок обжигал тело, щуриться на противоположный берег и придерживать шляпу за широкие поля, чтобы ветер не унес ее туда, к волнам? Нет... этого всего не будет. Будут теплые вязаные носки, книга и одеяло. И много кофе, чтобы утопить одиночество подальше в себя. Помнится, когда-то просиживала дома целыми днями, вооружившись стопкой книг из библиотеки. Девочка - волк.

­­

Подробнее…Чтоб душу не тратить, осталась одна
Девочка-волк - ее сердце из стали,
Будто успешна, как будто сильна...
Только глаза ее плакать устали.
Теплый камин или жаркий костер...
Может, сегодня ее не прогонят?
Взгляд ее колок, язык так остер,
Юмор ее будет так и не понят,
Снова одна. Ну и пусть! Лишь бы толк
Был от тоскливого уединения...
Нужен ей просто такой же он-волк,
Чтобы развеять ее все сомнения,
Чтобы не выла она на луну,
Просто ночами от боли и нежности
Не оставлял ее больше одну,
Сердце из стали открыв для безбрежности.


­­


Музыка Черная невеста
Хочется: ...выть
Категории: Dear diary, Welcome to Иной мир, Рифмоплетство, Творческие шалости
комментировать 11 комментариев
четверг, 20 августа 2009 г.
......... Exellentia 15:41:43
Хорошо подумала и решила не писать то, что потом все равно останется забытым. Не желаю такой участи. Только стоило ли писать целый день с утра до вечера, вот в чем вопрос? Одни и те же вопросы... у меня не осталось больше слов, чтобы хоть как-то раскрасить этот день. Пригретая летним солнцем беспощадная тоска внутри. Не хочется поддаваться. Всегда быть настороже? Это приносит лишь усталость. Я не хочу, чтобы все было так. Кажется, силы покидают меня как песок сквозь пальцы. Буду стараться удержать. А то все удалить, у-д-а-л-и-т-ь... хах. В голове звенят струны гитары. Я сама как струна одна сплошная. Хочу превратиться в звук.


­­


Отвлекусь от грустного. У нас тут в сообществе первая тема.
Те, кто желают принять участие в этом безобразии - прошу отписаться.
Будет интересно посмотреть, что из этого всего у нас выйдет.
Работы пока что принимаются без временных ограничений.
"Летняя сказка" - это не только фото. Это может быть и что-то из поэзии, прозы.
На что воображения хватит. В общем, пробуем, не стесняемся, принимаем участие.
http://gentlemenclu­b.beon.ru/8585-092-1­.zhtml


Категории: Dear diary, I'm lovin' it, Welcome to Иной мир
 


/travelogue/Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
128
132
Надо удалить этого страшного челове...
пройди тесты:
Влюбленная в ветер часть 3 ссылка
К звёздам ....1
Кто он, и что тебе подарит?
читай в дневниках:
`43
`44
`45

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх